GOT. BROKEN CROWNS.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GOT. BROKEN CROWNS. » ЧЕРНО-БЕЛЫЙ ДОМ » Глава I. Линия I. Эпизод I. Королевские земли, Драконий Камень.


Глава I. Линия I. Эпизод I. Королевские земли, Драконий Камень.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


http://i.imgur.com/v3TENhd.png
1.1.1. ДРАКОНИЙ КАМЕНЬ.
♫ Lorde - Everybody wants to rule the world


Висейра Таргариен, Валейна Веларион.
1,5 г. до в.э.
http://sa.uploads.ru/ANXVb.png

«Пока сами завоеватели слишком заняты делами насущными, кому же ещё, как ни старшему поколению, беспокоиться о проблемах грядущих? Слишком увлечённые сражениями, стратегиями и надменными королями, они не способны зрить в корень. Ослеплённые отблесками стали и пламени, они не видят истиной проблемы, способной обратить все их стремления в ничто - у Эйгона до сих пор нет наследника. Этот вопрос и беспокоит Висейру. Проницательная женщина прекрасно понимает, что сейчас слушать её нравоучения внуки не станут. Но ведь слушать их потом может быть слишком поздно. Поэтому она и решает упрекнуть в бездействии Валейну, в надежде на то, что дочь примет её сторону и вместе им удастся найти нужные рычаги давления. »

+1

2

Внешний вид: Бирюзовое платье с черной отделкой, перехваченное поясом с ониксом на талии, теплая шаль, черные кожаные сапоги. Длинные волосы заплетены в косу.

Море было во власти летней бури в ту ночь, когда барка старейшей из Таргариенов спустила свои черно-бюрюзовые паруса у стен Драконего камня. На востоке уже забрезжили первые лучи солнца, когда экипаж корабля помог четырем леди: своей госпоже и трем ее внучкам спуститься на берег. На западе Драконовластные вели свою завоевательную кампанию, покуда их родовой замок оставался самым надежным и неприступным оплотом во всем Узком море.
Именно сюда Висейра привезла трех дочерей Дейнейры, в то время как сама леди Острого крюка вместе с сыном-лордом осталась в своих землях. Лорд не мог покидать своего замка, будучи примером для своих подданных. Дейнейра не могла покинуть пост, который наконец-то получила. И, признаться, крутой нрав младшей из дочерей беспокоил Висейру: много ли дел она натворит там, покуда она не успеет вмешаться? Но для всех своих дел у Висейры был надежный друг и советчик, которому можно было доверить все свои сомнения или намерения. Таковым для Висейры стала Валейна, старшая из дочерей, мать Таргариенов, драконовластных отпрысков древней Валирии, в чьих жилах текла самая древняя и крепкая из возможных кровей.
Девочки немедленно были отправлены в отведенные им покои, сама же Висейра встретила рассвет на стене замка. Ее не клонило в сон, но она не отважилась будить леди Драконего камня. Ее дочь многое пережила и нуждалась в покое, который едва ли будет доступен для нее в ближайшие годы, покуда ее дети огнем и мечом куют для себя новое королевство.
Спустившись в один из залов, леди Таргариен велела слугам разжечь большой камин и велела принести теплого вина с корицей, что бы согреться от дождя и холодного ветра. Закутавшись в шаль, Висейра сидела у камина, ожидая когда же проснется хозяйка замка, что бы разделить с ней свои тревоги и опасения.

+2

3

Гул, что во время шторма раздавался в древних стенах Каменного Барабана, никогда еще не был таким яростным. Раскатистый, громоподобный, оглушительный. Что ж, леди Веларион все равно не смогла бы заснуть, даже пожелай боги отвести от острова неистовствующую бурю. То, чему положено свершиться, – свершится, то, что должно разразиться, – разразится. Было бы наивно призывать спокойствие, когда её дети кровью и огнем завоевывают себе королевство. Столь же непозволительным было считать, будто ненастье не проникнет сквозь стены их твердыни. Порой это был гнев стихии, заставляющий Каменный Барабан издавать гул, в столь поздний час не дававший женщине уснуть, но в последнее время то были вассалы, которым не хотелось воевать. Сейчас, в час волка, она принимала первого гостя, второй нанес визит вдовствующей леди Таргариен, когда солнце еще было в зените. Оба с характером прескверным – лишь страх да гнев, который призван сокрыть опасения. Лорду, в отличие от шторма, было чего бояться, к слову. И хотела бы Валейна сказать, что все еще можно уладить, обо всем договориться, что не тронут его, но тревога в чужих глаза и жестах – как раз то, что ей необходимо. Она получила, что хотела, чего нельзя было сказать о досточтимом лорде, которому не оставалось ничего другого, кроме как отчаянно пытаться заполучить желаемое. Спесивец не желал просить, не мог опуститься до того, чтобы унижаться перед женщиной, пусть и матерью Завоевателей, ибо не привык церемониться, когда ему что-то нужно. Но в этот раз, как бы ни хотелось, он не мог позволить себе подобной роскоши. Ведь, как известно, чтобы что-то получить, нужно то, чего, вот досада, у без пяти минут мятежного лорда нет. Козырь. Рычаг. Преимущество.
− Миледи, − женщина оборачивается, смерив спустившегося в её покои мейстера пристальным взглядом и прищуриваясь, чуть склоняя голову набок. – Буря стихает. Барабан все еще громок, но сонное вино успокоит и расслабит вас.
− Спасибо, − отвечает она, принимая из рук старца кубок. Зелья в нем немного, может, с наперсток-другой. – Пусть боги даруют вам крепкий сон, как вы даруете его мне.
Мейстер раскланивается и, пожелав своей госпоже спокойной ночи, удаляется. Валейна же принимает снотворное, и позволяет грезам утянуть себя, не сопротивляясь. Темные сны и заботы не посмели потревожить покой леди Веларион, проснувшйся поутру отдохнувшей и бодрой.
− Доброе утро, миледи, − приветствует её служанка. Голос кроток, даже более, чем обычно. – Все готово.
− Что за суматоха? – интересуется хозяйка Драконьего Камня. Не гоже ей узнавать обо всем, что творится в замке последней. – Кто-то снова просит аудиенции?
− Ваша матушка, − отвечает девица, наполняя глубокое блюдо водой из кувшина. – Она просила не будить вас. С ней приехали внучки, дочери леди Дейнейры.
Что ж, стоило признать, причина для усердного хлопотания и чрезмерной покорности вполне оправдана. Когда-нибудь это должно было случиться. Но если сам визит не был тайной, то что именно будет предметом их обсуждения – оставалось только гадать. Война? Вряд ли. Она прекрасно понимала (как понимала и Висейра), на поиски чего отправились её дети. Здесь, в мрачной островной крепости под курящейся горой в Узком море, что до Рока была крайним западным владением Валирийской империи, им стало тесно. Размах крыльев стесняют пределы небольшого государства, выстроенного Таргариенами в Кровавый Век. Стены сдерживают рост дракона, и древние владыки не допускали этого, давая своим ящерам привольно парить в небесах. Её дети – драконы, и они не желают останавливаться в своем росте и развитии. Как же она может их удержать?
− Белое, − с губ срываются словно бы не слова, но снежинки. Леди Веларион все еще в трауре, пусть одеяние и поблескивает серебряными нитями и мелким жемчугом.
Пальцы перебирают драгоценные камни, что обхватывают запястье, Валейна задумчиво смотрится в зеркало, ожидая, пока последние приготовления будут закончены, и через несколько мгновений отправляется на встречу к Висейре.
− Матушка, − женщина сердечно приветствует мать, пока слуги за её спиной подают легкий завтрак. – Отправляйтесь узнать, не нуждаются ли в чем мои племянницы, − разговор можно будет начать только после того, как слуги будут отосланы. – Прошу, миледи, − убедившись, что они в покоях одни, леди Веларион приглашает мать к столу, дабы разделить утреннюю трапезу. – Что же потревожило леди Дрифтмарка и Высокого прилива, если она отважилась отправиться к дочери в шторм, но отважилась разбудить её? – с улыбкой спрашивает Валейна.

Отредактировано Valaena Velaryon (2015-08-06 05:15:25)

+2

4

Драконий камень мало изменился с тех пор, как Висейра Таргариен покинула его в свои пятнадцать. Всякий раз, приезжая сюда, она гадала, суждено ли было бы ей стать его владычицей не погибни ее брат и нареченный в море? Но море поглотило Бейлона, поглотило оно и Висейру, обрядив в бело-бирюзовые платья Веларионов. Близнецы опять разделили свою участь на двоих, как будто бы стали жертвой, принесенной в угоду древним Богам Валирии. Висейра не роптала. Но сделала свою старшую дочь его владычицей, она реализовала свои планы даже зная, что ее Валейне дорого придется заплатить за них. Собственным счастьем. Но что поделать? В Валейне из дома Веларонов тоже текла кровь драконовластных. Все они были не властны над своей судьбой, которую уготовили им Боги. Валейне было суждено стать дочерью, женой и матерью Дракона, будучи рожденной в море и пене. Стать той золотой серединой, которой давно не хватало рожденным от пламени дракона.
- Здравствуй, дочь моя. - Висейра поднялась из кресла, раскрывая свои объятия, что бы принять в них свою кровь и плоть. После смерти Деймона она стала еще больше ценить своих выживших детей. Когда-то она дала жизнь семерым, но лишь трое из них стали утешением ее старости - Теперь, когда твои дети покинули гнездо, "а твой супруг упокоился с миром", ты наконец-то можешь мирно спать под шум бури. Кто я такая, что бы лишать тебя заслуженного сна?
Как образцовая хозяйка, Валейна распорядилась о завтраке и отправила прислугу справиться о племянницах. Сама Висейра не сомневалась: ее внучки мирно спят. Их еще не тревожили дурные сны, не менее дурная действительность или их собственная совесть. Скоро все изменится, а пока - пусть спят.
Вдовствующая леди Веларион ест и пьет, пользуясь гостеприимством дочери. Она Таргариен по крови, но здесь она только гостья. И останется таковой до самой смерти. Ее разговор важен, но не требует чужих ушей, он касается только ее и дочери. А еще тех драконов, которых здесь нет. Теперь все упирается в них.
- Скажи, дорогая, сколько лет прошло с тех пор, как Эйгон взял в жены твоих дочерей? - начинает издалека Висейра. Дата, ничего не значащая и такая известна на первый взгляд, кроет в себе столько всего, если копнуть глубже.

+2

5

Валейна чуть склоняет голову набок. В этом едва различимом жесте – все невысказанное, сокровенное, что существовало между матерью и дочерью. Разумеется, леди Веларион еще долго не будет знать спокойного сна, и Висейре это известно. Её дети ведут войну на материке, матери драконовластных приходится держать оборону в твердыне Таргариенов, что стала домом для их предков после Рока Валлирии. А значит, ни заточение, ни одиночество вовсе не закончены. Оные маячили на горизонте, когда супруга не стало, но смутные предчувствия не позволяли Валейне предвкушать тот миг, когда она сможет ни о чем не тревожась почивать на лаврах, дожидаясь внуков. И как оказалось, она запрещала себе думать и желать всего этого не зря. Спустя недолгое время после того, как муж покинул мир подлунный, Эйегон созвал знамена, намереваясь пламенем и кровью завоевать корону для себя и своих жен. А значит, безмятежного сна еще довольно долгое время, ей даровано не будет. Поистине, боги приготовили вдовствующей леди Веларион странное испытание. Она должна оборонять стены замка, что однажды стал для неё клеткой. Многие не проявили бы подобной стойкости, твердости и верности, но только не она, давшая однажды слово быть такой же несгибаемой, как её леди-мать. Обстроив свою темницу на собственный вкус и манер, окружив себя зеркалами, которые становились единственными свидетелями её истинных чувств и желаний, женщина методично и неторопливо шествовала по пути, который начала невестой дракона. И отражала участившиеся атаки каждого, кто посмеет бросить угрожающее, раздраженное и надменное «Я не предупреждаю дважды», отвечая им спокойным и вкрадчивым «А я так ни единожды». Пока этого хватало. Пока...
Валейна, отогнав дурные мысли, последовала примеру матери и принялась за трапезу. Простой завтрак, козий сыр, оливки, изюм на сладкое и легкое, подслащенное медом вино, вот и все, что преподнесли слуги. Откусив небольшой кусочек от оливки, Висейра пристально взглянула на дочь пурпурными глазами, и поинтересовалась:
– Скажи, дорогая, сколько лет прошло с тех пор, как Эйгон взял в жены твоих дочерей?
Стоило признаться, что это последнее, что женщина ожидала услышать. На лице не проступило удивления, но не признать (хотя бы самой себе), что вопрос застал леди Веларион врасплох, было невозможно. В конце концов, такого рода слабость и роскошь она могла позволить лишь наедине с матушкой.
− Тебе это хорошо известно, − следует ответ и невесомая улыбка касается губ Валейны, аметистовые её глаза теплеют. Течение времени, предопределенное богами, неизбежно, вот только почему-то совершенно не верится, что прошло уже столько лет с того дня, когда были произнесены брачные клятвы и обеты, а Драконий камень однажды должен будет перейти к лорду и двум леди Таргариен. И хотелось бы погрузиться в воспоминания того дня, но матушка вряд ли явилась сюда, повинуясь зову ностальгии. Боги и люди могли обвинять женщину, что дала ей жизнь в чем угодно, но никто не смел поставить ей в вину пристрастие к пустой болтовне. – Почему ты спрашиваешь? – в интонациях невысказанное «Почему ты спрашивает на самом деле», в фиалковых глазах – сдержанные любопытство и интерес, наряду с желанием выслушать все опасения, связанные с её внуками, которые Висейра решила озвучить и вспомнить только сейчас, спустя много зим и весен, минувших со дня свадьбы Эйегона, Висеньи и Рейенис. Её что-то тревожит, это стало понятно еще в тот миг, когда новость о том, что матушка ожидает пробуждения вдовствующей леди Веларион в чертоге Драконьего камня, коснулась её слуха. Но было ли в её беспокойстве нечто новое, из-за чего Валейне за все годы, проведенные в твердыне Таргариенов, пока что не доводилось лишаться спокойного сна?

+1


Вы здесь » GOT. BROKEN CROWNS. » ЧЕРНО-БЕЛЫЙ ДОМ » Глава I. Линия I. Эпизод I. Королевские земли, Драконий Камень.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC